ouroboros

Казалось бы, нет ничего проще, чем представить себе Солнце. То, что видишь и то, что чувствуешь непосредственно, быстрее всего облекается значением и качествами, становится метафоричным или символическим, представляя вполне определённое положение вещественного или материального. То, что реально присутствует в нашей жизни, легко характеризовать и удобно, не опасаясь непонимания или недоумения, описывать.

И всё же, именно в этом, скорее всего, и кроется вероятность односторонней или неудовлетворительной интерпретации. Объективность восприятия чего-либо, принимаемая нами за истину, не существует сама по себе, а является лишь частью более объёмного и более глубокого содержания предметного мира и Сущего.

Не останавливаясь на физических параметрах светила, которые в избытке представлены в научной литературе и всесторонне рассматриваются с материалистической или утилитарной точки зрения, позволим себе коснуться сферы метафизической, алхимической и даже духовной. Посмотрим на Солнце, как нечто божественное, что даёт нам не только жизнь, но и приводит к смерти, без чего невозможно развитие и совершенствование, но и падение и разложение. Нас, в большей степени, будет интересовать данная планета, не как источник света и тепла, хотя и это очень важно, а как элемент организации мироздания, один из ключевых символических моментов созидания или представления самого человека и Бога.

Конечно, касаясь мистического видения и представлений о Мире и Солнце, которые оформились более 6000 лет назад, нельзя избежать неточностей и охватить знания целиком, однако быть с этими познаниями в контексте, уже Благо. И всё же, как бы мы не старались приблизиться к видению мудрецов прошлого, всегда есть большая вероятность пойти по ложному пути и неверно истолковать те или иные слова, значения и знаки, предупреждения и заповеди. В этом положении успокаивает и даёт надежду на положительные результаты исследований и рассуждений то, что каждое новое поколение людей, как бы не складывалась история человечества, привносит не только зачатки нового и прогрессивного, но и уже содержит в себе ценнейшую информацию прошлого. Поэтому, хотя старое, возможно, и забыто, но и оно не может быть воскрешено как нечто новое. Старое, это нетленное, которое есть основа настоящего и будущего, что представляет непрерывную и неделимую символическую цепь совершенствования и эволюции Всего. А раз эти знания основа или некое промежуточное постоянно совершенствующееся познание, то оно в любом случае присутствует и в нашем современном и настоящем, даёт нам ориентиры и направления для созидания и понимания себя и окружающего нас Мира.

Как говорил египетский бог Джехути (греч. Тот; лат. Гермес), обращаясь к своему сыну: «Знание не есть начало самого Блага… Видимое нас очаровывает, а невидимое вызывает сомнения, но ведь плохое есть видимое, а Благо не видимо для глаз, ибо у него нет ни формы, ни очертаний; оно похоже на себя самое и отличается от всего остального…».

Раз уж заговорили о Египте, то и начнём рассмотрение бытующих версий и предположений о символизме и аналогиях связанных с Солнцем именно с него.

Египет, как одна из колыбелей современной цивилизации, обладал философски обоснованной и практически используемой космологией, пронизывающей не только жизненный путь человека и его деятельность на земле, но и этапы его заупокойного путешествия. Вполне возможно, что аналогом циклического восхождения и нисхождения жизни человека явились звёзды, в том числе и само Солнце. Восход Солнца символизировал начало и развитие жизни, зенит светила – наивысшую кульминацию и зрелость, а склонение к горизонту – старение и увядание. Соответственно, ночное или невидимое его продвижение по космическим путям и предполагаемым вселенским мистическим орбитам давало повод проводить аналогии с символическим существованием человека после его ухода в иной запредельный мир. Не даром и праздник в честь бога Солнца некоторые именовали не иначе как «Странник».

Ярким, в прямом и переносном смысле этого слова, представителем Солнца в египетской иерархии сакральных сил являлся бог Ра. По представлениям древних, Он ни есть само Солнца, как объективное существо, а есть его владеющая и движущая высоко духовная субстанция. Солнечный диск есть атрибут и символ его высокой значимости, целостности, движения «по кругу в небе» и множественных воплощений на уровне тонкоматериального или энергоинформационного выражения. Он есть Жизнь, Здоровье и Сила, которого называют владыкой Истины и Правды, живущего Законом и Порядком.

Не смотря на то, что ряд источников считает Ра породившем самого себя (как и его тождества Атум-Ра, Амон-Ра, Себек-Ра …, и т. п.), священная традиция предполагает ему иерархического предшественника. Прародителем или стихией из которого появился Ра был Нун, а матерью, соответственно, но не обязательно, могла быть Наунет, супруга Нуна. Пара богов Нун и Наунет представляли собой изначальную «бездну», которую организовал «… Творец, за пределами своего творения…, царь небесный, повелитель богов…, Господь», создатель Света и Правды, Идеи и принципа организации Жизни — Птах.

Хотя Ра и обладал вышеперечисленными предками, точные сведения о родословной его теряются в глубине веков.  Нас же могут заинтересовать некоторые символические нюансы персон этого генеалогического древа, которые дадут почву для интересных и, надеюсь, плодотворных размышлений.

Так, с одной стороны, существует мнение, что Атум (Jtm), как нечто неопределённое и неописуемое, который подобен Нун, есть бог первотворения, символизирует первоначальное и вечное единство всего сущего (сказания гелиополиса, греч. Heliopolis, егип. Iunu). Он произошёл ранее Ра и даже, как говорят некоторые, породил его в какой-то момент. Он появляется из Хаоса [Нуна  или Птаха ] и предшествует разделению неба и земли. Его образы (символы) змея и скарабей («Тексты пирамид»). С другой стороны, Атум характеризуется как начало произведения вещественного или материального. Появляется как «первоначальная гора» («Тексты пирамид») или возникает вместе с «первозданным холмом» с которым он отождествляется. Атум — бог-творец мира (демиург) и бог солнца, страж мирового закона и всего Сущего. Во многих текстах он называется Атум-Ра — вечерним, заходящим солнцем. Впоследствии почитание Атума было оттеснено культом Ра, отождествляемого с ним (Ра-Атум).

Возможно, принимая к сведению процессы «основания причины», организацию матрицы и следующую за всем этим каузальность, действительным и необходимым Условием этого был Птах. Условие не порождало и, по определению, не порождает ничего, оно имеет в себе Всё и способствует организации и выражению Всевозможного через свою среду, которая подчинена определённому Закону. Уточняя особенность Птаха, некорректно говорить о его первоначальности, как одном из неких начал, поскольку Он есть субстанция. Он, лежащий в основе, но не подверженный внешним изменениям, существует, как уже говорилось, вне процессов творения. Точнее будет указать на его пред-начальность, как Условие и соответствующее Ему состояние обладания потенцией созидания, Его имение всего элементарного (четыре пары «первых богов» — качеств Его среды), определяющего весь комплекс начального или стихийного, изначального (казуального) или возможного в реализации (каузального). Ему более всего подходит дефиниция действенного или активного в своей потенции Нуля.

Повторяя тезис, что всё исходит из ничто и в ничто уходит, то есть возвращается в небытие, ноль в ипостаси небытия представляет собой совокупность потенциально возможного, скрытого и тайного или неведомого. Символ нуля изображает некую границу, которая разделяет мир внешний экзотерический и внутренний эзотерический, и в тоже время, той же границей, объединяет их. Ноль говорит о зыбкости грани между элементами явленного и сокрытого миров, и о присутствии самого этого барьера, который не дан нам в ощущение, но существует. Неведомое рядом, за тонкой пеленой нашего неведения и готово идти нам навстречу пропорционально нашим познавательным устремлениям, расширению наших духовных, а не физических возможностей.

Птах организовал Себя и своё пространство, и это пространство было действенно силами его среды, охваченных потенциальными возможностями и окружённых Законом. Символ этого в египетском эпосе есть «Безбрежный Океан», а в греческом «Хаос». В священной геометрии, данное положение представлено кругом или окружностью.

Рассматривая и анализируя среду Птаха, организованную Им четырьмя парами богов: Нун и Нунет («Бездна»), Хух и Хухет («Бесконечность»), Кук и Кукет («Тьма или Творение»), Амон и Амонет («Безвидность или Безобразность»), можно выделить некоторые её особенности.

Во-первых, всё то, что имелось до какого-либо процесса творения, характеризуется не беспорядком, а гармонией стихийных сил.

Во-вторых, среда Птаха всеобъемлющая и подчинена Закону. Все элементы среды взаимоувязаны или связаны, ориентированы на определённые функции и обладают для этого необходимыми энергоинформационными качествами.

В-третьих, Птах, как Условие, не участвует в процессах зарождения чего-либо, а способствует им не только в начале и в процессе соответствующего роста, но и на стадии созревания, самоидентификации и последующего функционирования этого Нового.

В общих чертах, пространство или среда Птаха, организованная «Духом Всемогущих Вод», через брожение потенциальных возможностей проявления как Небытия, «Оккультного Света» и т. д., так и Бытия, «Сил Времени» и т. д., раскрывает нам «Голос Силы», который есть необходимость для зарождения Всего возможного или Сущего. Таким образом, Птах и его Среда или Сфера Его и Закон, то есть Он, как субстанция, в изображении может представляться Кругом или Окружностью, как символом безвременности или вечности, неизменности или постоянства, единства или совершенства.

Вернёмся к рассмотрению Ра и Атума, в части их происхождения. Как Ра, так и Атум, что следует из придания, породили самих себя. Это вполне естественный процесс, если учесть, что Птах представляет Условие необходимое для этого и Закон, который определяет Всё, в том числе мотивацию и тенденцию Его среды или пространства.

Ра и Атум в среде Птаха могли родиться как независимо, так и зависимо друг от друга. Однако, из древних текстов известно, что Атума, по некоторым качествам, сравнивают с Птахом, а рождение Ра связывают с одним из божественных Его проявлений – Нуном. Но одно не противоречит другому. Нун и Нунет, как Бездна, своими качествами способствовали организации структуры и развитию Ра. Нун и Нунет, представляя часть среды или сферы Птаха, есть и его часть. Следовательно, принимая в свою организацию Его часть и подчиняясь в своём созревании Ему или Всеобщему Закону, Ра в данном может быть тоже похож на Птаха, как и Атум.

Атум и Ра могут быть двумя сторонами одной медали, представляющих различные стороны или качества Проявленного или Первородного, что и позволяло в разные исторические периоды объединять их как Атум-Ра или Ра-Атум. Таким образом, полагаясь на каноны эзотерического знания, Проявленное или Происхождение, а также Единство или Первопричина всего последующего далее, предполагает изображение Точки – символа творческой силы и принципа проявления.